Муждаба Мустафа Сале

Из воспоминаний дочери Маргариты Мустафьевны Муждаба.

Папа родился 14 ноября 1912 года в с. Дуванкой, теперь Верхнесадовое, в долине Бeльбека. Родители умерли в начале 20-х, их с сестрой воспитывал дядя. А к году 28-му тетю Зуру выдали замуж, а папу отдали в юнги на Черноморский флот. Там папу кормили и учили, а году, наверное, в 30-м перевели на Балтику, недолго он учился в училище, (оно не было высшим), что на ул. Труда и мойке (у Поцелуева моста). Потом он стал мотористом. Как могла поповна выйти замуж за этого молодого крымского татарина? Не зарегистрировались, никто не требовал от них справок, чтобы дать комнату. Почему-то нас всех записали Муждаба, мое свидетельство сохранилось. Кажется, они были счастливы. Во всяком случае, я с детства помню их веселыми. Это уж потом, к пятидесяти – уставшими.
Никогда не было в нашей семье недоразумений из-за денег или чего-нибудь материального. Что-то отдаленно похожее я почувствовала только в конце 70-х, это когда качались теперешние кадры. Два раза (переезд в Стародуб и в Вяртсиля из Сортавала) – просто спасение от голода. Никакая карьера папу не могла удержать, когда в 1946 году убавили детские нормы хлеба, и мы (дети) начали загибаться. Как-то мы умудрялись еще в долг людям деньги давать. Обычная сцена перед зарплатой: папа сидит и мечтает: «может Н. деньги отдаст, а может М.» Мама прячет усмешку.
У меня была неудобная привычка приваживать к дому своих подружек. В Сортавала я нашла Гутю, и она спала со мной в одной кровати месяца три, потом нашлась ее мама и она исчезла. Потом были другие, вот Люда Волкова, например, приехала к нам рожать Мишу. И до сих пор благодарна родителям. Валя Проня…, да что перечислять!
Родители были совершенно равнодушны ко всякого рода престижностям. Помню, как ехидно улыбается мама над заехавшими на Шкапина машинами Юриной и еще чьей-то: из театра едут, «грильяж» завезли.
Папа в конце 70-х регулярно отказывался от комплектов белья и прочих благостей, выдаваемых участникам войны: «вдовам отдайте». Помню, как мы уговариваем его получить в Смольном какую-то золотую медаль «50 лет КПСС» с Таней, надо спросить, уговорили ли…
Дополнение Тани Молоствовой: Это ЗОЛОТОЙ значок – я его получила сама в Выборгском райкоме КПСС на пр.К.Маркса (ул. Руднева туда относится), предъявив дедовы документы и сказав, что он очень болен и сам прийти не может. Меня похвалили за заботу о дедушке, а он в это время с усердием мыл и расставлял по цветам собранные на улице бутылки. Из чего следует, что в райком  он идти не захотел.
Известна история, может, я писала где, о квартире  на Ржевке. Папа пошел в Большой дом, чтобы просить поставить их на очередь в кооператив. Пришел, отрекомендовался. А начальник при нем в говорилку (переговорное устройство), что на столе, приказывает кому-то: «проверь, есть  на учете  у нас такой майор Муждаба?». – «Товарищ полковник, - сказал папа, - я строил этот дом. Нас много было тогда пограничников». И ушел. Это послужило поводом к тому, что я, испросив у мамы разрешения, написала от ее имени письмо в приемную Андропова. Эмоционально. Адрес сейчас помню: Кузнечный мост, 6. Противно было. Написала в январе, вернувшись из Ленинграда после зимних каникул, а весной через три месяца папу и Ирену вызвали в Большой дом, разложили план строящейся Ржевки: «вот вы писали повсюду…»
О войне папа вспоминал редко, не любил. Я хорошо запомнила только один рассказ, как они с ротой связи попали в окружение в соках. наши бьют и финны тоже. Один боец сошел с ума. Как снаряды дробили скалы.
Они очень любили нас. Никогда не говорили об этом, никогда не хвалили нас и, по-видимому, считали, что иными мы и не можем быть. Золотая медаль? почему бы нет. Университет? Политехнический? В Ленинград? Нормально. Зятя в тюрьму за политику? В горком, к секретарю. И маме: « много их таких по стране таких нетерпимых. Честных». А после обыска у нас, я уезжаю в Ленинград; папа: «Доченька, если с тобой что случиться, помни, мы не переживем». И вот мы прощаемся с родителями в маленькой избушке во Рвах, сегодня уехал Леша Гаранин, завтра они в Ленинград. Мама поднимает рюмку: «Спасибо вам, что вы познакомили нас с самыми замечательными людьми!» Папа кивает. А сколько спорил с Лешкой в Петрозаводске. Друзьями остались.

 

На главную страницу сайта

 

 

 

 

 

 

 

При использовании материала ссылка на сайт обязательна!


Hosted by uCoz